Убийственный синдром: екатеринбургские психологи работают с программой «Снижение агрессивности и управление гневом»

Бои без правил происходят не только на ринге. Удобно этого не замечать.

Бои без правил происходят не только на ринге.

Удобно этого не замечать. Но очевидное утаить невозможно: по статистике, в прошлом году словосочетание «домашнее насилие» вошло в число 15 самых часто произносимых.

Особо актуальной тема стала после публикации в конце 2019 г. проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Вокруг него развернулась серьезная полемика. По данным ВЦИОМ, 70 процентов россиян считают нужным принять закон для обуздания домашней агрессии. В числе противников его принятия выступили представители Российской православной церкви и уполномоченная при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова.

И пока идут словесные баталии, в конфликтных семьях происходит непоправимое. Судьбам героев драматичных историй екатеринбургский Кризисный центр «Екатерина» и посвятил собственное исследование. Оно основано на фактах, собранных во время встреч с женщинами, осужденными за убийство обидчиков.

Встречи проходили в ноябре 2018 г. в Нижнетагильской исправительной колонии №6, где отбывали наказание 117 женщин, совершивших убийство. 39 из них подвергались семейному насилию и в ответ нанесли смертельный удар. Психологам и их помощникам центра необходимо было детально разобраться с причинами случившегося и вызвать женщин на обстоятельный разговор. Это стало возможным благодаря поддержке сотрудников ГУФСИН Свердловской области.

Примечательно, что говорить по душам собеседницам, осужденным по статье «убийство», непривычно. Казалось бы, такой разговор в их интересах: когда-то же нужно научиться выходить из тупиковых ситуаций. Но они привыкли не выносить сор из избы, что и было одной из помех решительно себя защищать. Так жили их родители: «Отец выпивал и поколачивал маму». Про семью мужа рассказывали то же самое: «Он вырос на улице, отец пил», «В их семье наказывали жестко: закрывали в подпол, били шлангом».

А что порождает подобная терпимость к насилию? Она делает жестокость незаметной. Вспышки ярости воспринимаются как норма, даже при угрозе здоровью и жизни домочадцев. Долготерпение могло длиться годами и даже десятилетиями. Оно покоится на трех китах: стереотипах, ложных установках и неинформированности. Психологи пришли к выводу, что в системе жизненных ценностей столь смиренных жен брак и семья представлялись более важными вещами, чем личная свобода и безопасность.

Многие страдалицы из числа опрошенных терпели унижения, побои, увечья еще и потому, что не знали, куда обратиться за помощью. Вызывали полицию или сами шли туда за поддержкой. Обидчиков могли приструнить, задержать и… отпустить. Женщины даже не подозревали, что существуют социальные центры, специалисты которых могут оказать им содействие, что есть службы защиты детей.

А ведь тяжелее всего приходилось переживать стресс именно им, маленьким свидетелям домашней агрессии. В 22 из 39 семей были несовершеннолетние. Чем обернутся для них их душевные травмы? Примеры того, как пострадало психическое здоровье их детей, приводили сами мамы: «Маленькая девочка меня боится – большой стресс пережила», «Когда меня забрали, сын стал наблюдаться в психиатрической клинике».

Большое заблуждение – считать эти трагические истории частным делом проблемных семей. Пагубные традиции потому и опасны для общества, что опыт жестокого обращения с близкими передается из поколения в поколение. Одна из опрошенных женщин рассказала, что ее сын с младенчества болел и начал говорить поздно. Среди первых слов пятилетнего ребенка, обращенных к пьющему, буйному отцу, было: «Когда вырасту, убью!» Так что же надо предпринять, чтобы прервать подобную эстафету? Самое лучшее - меры безотлагательные и неординарные.

Такая, эксклюзивная, программа в центре «Екатерина» появилась. Она включает психокоррекционную работу с мужчинами, совершившими насильственные действия или жестокое обращение в отношении членов семьи, и оригинальную методику занятий «Снижение агрессивности и управление гневом». Причем психологи начали практиковать ее первыми в стране, опередив таким образом законотворческую инициативу. В новой редакции закона о профилактике домашнего насилия содержатся статьи с упоминанием подобного рода мер, но проект закона еще остается в стадии обсуждения и доработки, хотя поддержка начинанию нужна уже сегодня.

К началу этого года курс профилактических тренингов и обучения столь необходимым им навыкам прошли сорок человек. Результат обнадеживает: из тупиковой ситуации всегда можно найти выход, если, конечно, настойчиво его искать.

Наталья Таланова.

Автор статьи: Служба информации «УР» , фото: Борис Ярков

Последние новости

Кольцово за первое полугодие перевез на 13% больше пассажиров, чем годом ранее

фото: АПИ ЕКАТЕРИНБУРГ. Международный аэропорт Кольцово (управляется УК «Аэропорты Регионов») в январе-июле обслужил свыше 3,6 миллиона пассажиров, что почти на 13% больше, чем за аналогичный период прошлого года,

На Среднем Урале за полгода число жителей, прошедших диспансеризацию, выросло на четверть

Диагностика состояния здоровья гарантирована в рамках нацпроекта «Здравоохранение» для сохранения активного долголетия.

Число свердловчан, прошедших диспансеризацию, по итогам первого полугодия выросло на 25%

Профилактические осмотры и диспансеризацию за шесть месяцев 2024 года прошли 760 тысяч жителей Свердловской области.

Card image

Как выбрать одноразовые станки для покупки?

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *