04.11.2023

Роман Гуляев: как Тридцатилетняя война изменила Европу

Новый цикл «Пути к миру: европейские конфликты Нового времени» стартовал 11 октября в Ельцин Центре с лекции о Тридцатилетней войне (1618–1648).

Новый цикл «Пути к миру: европейские конфликты Нового времени» стартовал 11 октября в Ельцин Центре с лекции о Тридцатилетней войне (1618–1648). Её прочитал Роман Гуляев – кандидат философских наук, старший преподаватель факультета гуманитарных наук Высшей школы экономики.

Выступая в Образовательном центре, Роман Гуляев рассказал об этом конфликте подлинно всеевропейского масштаба: впервые в истории континента в борьбу оказались вовлечены все основные государства, а боевые действия развернулись от Нового Света до Балтики.

Александр Мехоношин 01 /04 Роман Гуляев. Тридцатилетняя война: кризис и переучреждение европейской системы безопасности

Тридцатилетняя война традиционно рассматривается как высшая точка напряжения религиозных конфликтов в Европе, последовавших за Реформацией и окончательно отделивших Новое время от Средних веков.

Слушатели смогли узнать, какие политические, географические и культурные факторы повлияли на ход войны, как эта война помогла сформировать ключевые институты государства современного типа и создала прообраз континентальной системы безопасности и международного права.

Цикл лекций «Пути к миру» предлагает особый подход к истории войн Нового и Новейшего времени. Акцент в нём делается на то, как и чем заканчиваются конфликты. Куратор курса – Арсений Куманьков, кандидат философских наук, автор книги «Война в XXI веке».

По словам Романа Гуляева, для современников Тридцатилетняя война стала квинтэссенцией бессмысленности и бездумной жестокости. Она привела к страданиям и смерти миллионов людей, радикально не изменив при этом границы европейских государств. Вместе с тем, у последующих поколений исследователей она вызывала и вызывает особый интерес, как знаковый и подробно описанный конфликт.

Религиозные, экономические и политические предпосылки войны

В начале своего выступления эксперт обратил внимание на предпосылки боевых действий, главную из которых сформулировал прусский военный теоретик Карл фон Клаузевиц: «Война – это продолжение политики с другими средствами». Начало конфликта связано с действиями императора Священной Римской империи Фердинанда II, который, будучи католиком, начал притеснять протестантов в своих владениях.

За 60 лет до начала его правления разногласия между протестантами и католиками в рамках Священной Римской империи были частично урегулированы Аугсбургским религиозным миром 1555 года. Этот договор ввёл принцип: «чья власть, того и вера». Если курфюрст или маркграф той или иной территории был католиком, эта религия автоматически распространялась и на его подданных. То же было верно и для протестантов. Впрочем, отмечает Роман Гуляев, именно этот принцип выдвинул военную силу в качестве ключевого фактора правления. Что, в свою очередь, заложило основу для длительных вооружённых столкновений в рамках Тридцатилетней войны.

Среди причин конфликта эксперт перечислил не только религиозные противоречия, но и борьбу за стратегические ресурсы, морские пути, торговые маршруты и различные экономические интересы. Важную роль сыграли и политические факторы.

Католик Фердинанд II, глава австрийской ветви династии Габсбургов, стремился к централизации власти на своих землях. Он также пытался расширить австрийскую модель управления на остальные территории империи. Соседи Священной Римской империи восприняли попытки императора создать централизованное государство как угрозу, и поддержали тех, кто противостоял этой централизации – немецких протестантов.

Франция, Швеция, Дания, а также борющиеся за свою независимость от испанских Габсбургов Нидерланды стали непосредственно вовлечены в конфликт, имея свои интересы и мотивы для участия. К примеру, Швеция стремились добиться преимущественных торговых маршрутов через датские проливы и Балтийское море.

Испанская ветвь Габсбургов встала на сторону австрийского императорского дома, и причиной тому было не только кровное родство, но и экономические интересы в Южных Нидерландах и Северной Италии. Через территорию последней пролегала Испанская дорога, которая была важным путём для перемещения войск и ресурсов для венского двора.

Изменения в стратегии контроля за территориями

Война началась 23 мая 1618 года с восстания пражских сословий протестантского вероисповедания против власти Габсбургов. Решающее сражение первого этапа войны произошло на Белой Горе, рядом с Прагой, 8 ноября 1620 года: 15-тысячная армия протестантов потерпела сокрушительное поражение от 20-тысячной католической.

По словам Романа Гуляева, это событие, хоть и кажется не очень масштабным, на самом деле имеет большое значение в истории. Дальнейшее продвижение католической армии из Чехии на север Германии спровоцировало создание антигабсбургской коалиции в составе католической Франции и протестантских Нидерландов, Англии, Швеции и Дании. Последняя ввела на территорию Священной Римской империи 20-тысячную наёмную армию.

Когда в 1625 году Испанскую дорогу перерезала франко-савойская армия, и поток золота для оплаты наёмников из Испании в Вену иссяк, Фердинанд II пригласил возглавить борьбу с датчанами честолюбивого генерала Альбрехта фон Валленштейна. Тот предложил «экономный» метод содержания войск – набрать как можно более многочисленную армию и кормить её за счёт населения театра военных действий. Эта армия быстро стала грозной силой – насчитывавшая исходно 24 тысячи человек, она со временем выросла до 140 тысяч.

По словам Романа Гуляева, увеличение численности пехоты в три раза за пять лет при почти постоянной численности кавалерии представляет собой важное изменение военной стратегии. И одновременно знаменует новый подход к контролю за землями и населением, который он назвал «капитализацией территорий».

– Очевидно, что огромная масса вооружённых людей не всегда находилась в боевых действиях. В большинстве случаев войска распределялись по территории, обеспечивая гарнизонный контроль и «вытряхивая» ресурсы из местного населения. Чтобы эффективно управлять какой-либо областью, необходимо иметь вооружённые силы, которые поддерживают верность местных правителей и предотвращают любые мысли о сепаратизме или изменении власти.

Тридцатилетняя война показала, как силы вооружённых армий могут быть успешно сочетаны с мягкой властью – проникновением в культуру, управление и образ жизни местного населения. Это сочетание военных успехов с долгосрочной политикой, например, привело к возвращению Чехии в лоно католической церкви.

В ходе Тридцатилетней войны, как и всех средневековых войн, активно использовался стратегический приём вторжения на территорию противника с целью разгрома его вооружённых сил, грабежа провинций и уничтожения населения, чтобы ослабить его налоговую базу и человеческие ресурсы.

Однако, отметил Роман Гуляев, процесс капитализации территорий привёл к тому, что государства начали оценивать свои ресурсы и стали стремиться к оптимизации их использования не только в военных целях, но и в налогообложении, рекрутской системе и т.д. Как следствие, военные конфликты стали менее ориентированы на разорение территории врага и устремились к разбиванию сил противника на поле боя. Страны стали стремиться не просто к победе в войне, а к привлечению побеждённых земель и их рациональному использованию.

Александр Мехоношин 01 /03 Роман Гуляев. Тридцатилетняя война: кризис и переучреждение европейской системы безопасности

Появление регулярных армий

В ходе Тридцатилетней войны также столкнулись различные военные модели. Старые наёмные армии, где солдаты и полководцы были опытными ремесленниками в своём деле, оказались неэффективными в сравнении с регулярными армиями нового типа.

Основу для этой трансформации заложили идеи Морица Оранского, голландского государственного деятеля конца XVI– начала XVII века. Он разработал и внедрил технические решения, близкие к современным представлениям о вооружённых силах для организации военной системы молодой Нидерландской республики, стараясь обеспечить долгосрочную защиту независимости страны.

В частности, он предложил выплачивать войскам жалование даже в мирное время и проводить постоянные тренировки для поддержания боеспособности. А самой революционной идеей стало сокращение численности рядовых воинских подразделений при сохранении численности офицеров. Мориц Оранский утверждал, что это позволит офицерам знать своих подчинённых лучше и обеспечить более тесное взаимодействие между командиром и воинами. Эта модель, несмотря на свою контринтуитивность, доказала, что порядок в организации армии может быть более эффективным, чем число: появились сплочённые, компактные отряды, обученные выполнять сложные манёвры и действия с оружием синхронно.

Наработки Морица Оранского оказали влияние на других героев того времени, в частности, на шведского короля Густава Адольфа. Он применил похожие подходы тактики, и армия под его командованием победила в 1632 году имперскую армию в сражении при Лютцене, демонстрируя преимущества новой, реформированной системы. Она стала образцом для других европейских стран. Именно в этот период появляется единая униформа и строгая организация для солдат и офицеров, которая помогла создать эффективные вооружённые силы, способные поддерживать суверенитет государства.

Тридцатилетняя война и современная международная система

Тридцатилетняя война повлияла на философские и политические концепции того времени. Свидетель событий этого времени английский политический мыслитель Томас Гоббс в своих работах пытался предотвратить повторение подобных конфликтов. В частности, сравнивая идеи государства с библейским Левиафаном, он высказывал опасения по поводу установления безапелляционной власти, не подверженной ограничениям.

Тридцатилетняя война стала переломным моментом в военной и политической истории, – говорит Роман Гуляев. – Кроме того, конфликт продемонстрировал, как баланс сил между государствами может достигаться не через традиционные институты (религия, династические браки и т.д.), а через ситуативные интересы и союзы.

Финал конфликта во многом был предопределён истощением ресурсов участвующих сторон. Вестфальский мир 1648 года завершил Тридцатилетнюю войну, а также войну в Нидерландах. Этот мирный договор установил ряд принципов, которыми пользуются по сей день: принцип суверенитета для государств и принцип невмешательства во внутренние дела других стран. Также была провозглашена свобода вероисповедания.

По словам Романа Гуляева, Вестфальский мир оказал огромное влияние на теоретиков в области политики и права. Идеи о суверенитете, правах государств и мирном решении конфликтов стали центральными в политической мысли. Такие понятия, такие как «суверенитет», «равенство государств» и «невмешательство», стали ключевыми в различных моделях международных отношений. Таким образом, принципы Вестфальского мира заложили основу для современного мирового порядка.

Следующая лекция цикла «Пути к миру: европейские конфликты Нового времени» состоится 8 ноября: Максим Анисимов. Семилетняя война: рождение системы великих держав .

Михаил Лузин

Последние новости

Между Екатеринбургом и Челябинском назначен еще один поезд

Он появится в графике с 10 декабря 2023 года. С этого дня между Екатеринбургом и Челябинском начнет курсировать дополнительная, третья пара (туда и обратно) межобластных пригородных поездов.

Евгений Куйвашев обозначил приоритеты в развитии системы здравоохранения Свердловской области

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев обозначил приоритеты в развитии системы здравоохранения региона в ходе заседания Совета при полномочном представителе Президента РФ в УрФО 7 декабря,

Евгений Куйвашев обозначил приоритеты в развитии системы здравоохранения Свердловской области в ходе Совета при полпреде Президента РФ в УрФО

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев обозначил приоритеты в развитии системы здравоохранения региона в ходе заседания Совета при полномочном представителе Президента РФ в УрФО 7 декабря,

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *